Monthly Archives:Август 2013

Откуда взялась Анна Каренина?

Ю.Н.Королев post on Август 31st, 2013
Posted in Литература и жизнь

АННА КАРЕНИНА — героиня романа Л.Н.ТОЛСТОГО «Анна Каренина» (1873-1877); один из наиболее популярных женских образов русской классической литературы. Толстому хотелось написать роман о женщине из высшего общества, «потерявшей себя», вокруг которой легко сгруппировались многие мужские типы, будившие творческое воображение писателя. Во многом к реализации этого замысла Толстого подтолкнули мотивы пушкинского творчества, в частности неоконченные прозаические отрывки «На углу маленькой площади» и «Гости съезжались на дачу».  Героиня последнего Зинаида Вольская может быть частично соотнесена с Анной Карениной. Это обстоятельство позволяет литературоведам считать произведение «пушкинским романом» Толстого, а к прототипам героини относить Татьяну Ларину, мысленно продолжая историю ее жизни в свете (Б. М. Эйхенбаум). Достоверно известно, что внешний облик  сложился у писателя под впечатлением встречи со старшей дочерью Пушкина М. А. Гартунг. Однако у Анны Каренины были и другие прототипы, в том числе сестра близкого друга Толстого М. А. Дьякова-Сухотина, пережившая бракоразводный процесс и имевшая вторую семью. Современники находили и многие другие прототипы, отдельные обстоятельства жизни и смерти которых соотносились с сюжетной линией героини романа, в частности упоминается история взаимоотношений актрисы М.Г.Савиной с Н.Ф.Сазоновым.

Трактовки образа Анны в литературоведении чаще всего определяются тем или иным пониманием смысла эпиграфа к роману («Мне отмщение, и Аз воздам»), а также зависят от исторически изменяющегося отношения к роли женщины в семейной и общественной жизни. На характер, судьбу героини оказали влияние не только реально увиденные Толстым социально-исторические условия жизни 1870-х годов, трагизм разобщенности людей в семье и обществе, но и лежащие в основе авторской интерпретации событий романа традиционные народные религиозно-нравственные представления. Эта женщина одновременно привлекательная, правдивая, несчастная, жалкая и виноватая. В современных оценках образа Карениной начинает преобладать традиционный народно-нравственный подход, в отличие от безусловного оправдания героини в ее праве на любовь. В работах В.  Е. Ветловской и А. Г. Гродецкой, например, прослеживается зависимость внутреннего содержания её образа  от евангельских и агиографических мотивов, сюжетов и нравственных оценок.

В первой части романа героиня предстает примерной матерью и женой, уважаемой светской дамой и даже примирительницей неурядиц в семье Облонских. Жизнь Анны Аркадьевны более всего наполняла любовь к сыну, хотя свою роль любящей матери она несколько преувеличенно подчеркивала. Лишь Долли Облонская чутко улавливала во всем складе семейной жизни Карениных что-то фальшивое, хотя отношение Анны  к мужу строилось на безусловном уважении.

После встречи с Вронским, еще не дав воли зарождающемуся чувству, она  осознает в себе не только пробудившуюся жажду жизни и любви, желания нравиться, но и некую неподвластную ей силу, которая независимо от ее воли управляет поступками, толкая к сближению с Вронским и создавая ощущение защищенности «непроницаемой броней лжи».  Щербацкая, увлеченная Вронским, во время рокового для нее бала видит «дьявольский блеск» в её глазах  и ощущает в ней «что-то чуждое, бесовское и прелестное». Следует отметить, что, в отличие от Каренина, Долли, Кити, она совсем не религиозна. Правдивая, искренняя Анна Каренина, ненавидящая всякую фальшь и ложь, имеющая в свете репутацию справедливой и морально безукоризненной женщины, сама запутывается в лживых и фальшивых отношениях с мужем и светом.

Под влиянием встречи с Вронским резко изменяются отношения  героини  со всеми окружающими: она не может терпеть фальши светских отношений, фальши взаимоотношений в своей семье, но существующий помимо ее воли дух обмана и лжи увлекает ее все дальше к падению. Сблизившись с Вронским, героиня осознает себя преступницей. После неоднократно проявленного мужем по отношению к ней великодушия, особенно после полученного во время послеродовой болезни прощения, Анна Каренина  все больше и больше начинает ненавидеть его, болезненно ощущая свою вину и сознавая нравственное превосходство мужа.

Ни маленькая дочь, ни поездка с Вронским в Италию, ни жизнь в его имении не дают ей желаемого покоя, а приносят лишь осознание глубины своего несчастья (как при тайном свидании с сыном) и унижения (скандально-унизительный эпизод в театре). Больше всего мучений Анна   испытывает от невозможности соединить вместе сына и Вронского. Углубляющийся душевный разлад, двусмысленность общественного положения не могут компенсировать ни окружение, искусственно создаваемое Вронским, ни роскошь, ни чтение, ни интеллектуальные интересы, ни привычка к успокоительным лекарствам с морфием. Она  постоянно чувствует свою полную зависимость от воли и любви Вронского, что раздражает ее, делает подозрительной, а иногда побуждает к несвойственному ей кокетству. Постепенно  Каренина приходит к полному отчаянию, мыслям о смерти, которой она хочет наказать Вронского, оставшись для всех не виноватой, а жалкой. История её  жизни  обнаруживает незыблемость «мысли семейной» в произведении: невозможности достижения собственного счастья за счет несчастья других и забвения своего долга и нравственного закона.

Надо ли говорить, что образ Анны Карениной получил множество воплощений на сцене и в кинематографе. Я думаю это связано с тем, что подобные ситуации не так уж редки в реальной жизни. Интересно узнать ваше мнение об этой героине, обычно она мало у кого вызывает симпатию, её либо ругают, либо жалеют,  но возможно среди вас есть такие, которые на всё имеют своё мнение и свой взгляд на эту историю и эту женщину. Ведь не случайно почти каждая актриса хочет сыграть Анну Каренину также сильно, как каждый актёр мечтает сыграть Гамлета.  Жду ваших комментариев.

 

Что такое ФАНФИК?

Ю.Н.Королев post on Август 25th, 2013
Posted in Литература и жизнь

Фанфик (также фэнфик; от англ. fan «поклонник» и fiction «художественная литература») — жанр массовой литературы, создаваемой по мотивам художественного произведения его поклонниками, обычно на некоммерческой основе (для чтения другими поклонниками). Фанфик основывается на каком-либо оригинальном произведении (как правило, литературном или кинематографическом) и использует его идеи сюжета и/или персонажей. Фанфик может представлять собой продолжение, предысторию, пародию, «альтернативную вселенную»,кроссовер («переплетение» нескольких произведений) и так далее. Фанфик — разновидность творчества поклонников популярных произведений искусства, так называемого фан-арта в широком смысле этого слова.

Авторов фанфиков принято называть фикрайтерами либо фанфишерами.

Что касается творческих и коммерческих перспектив, распространение фанфиков может рассматриваться, в зависимости от законодательства страны, в качестве нарушения авторских прав создателей оригинальных произведений, что ограничивает коммерческую ценность такого рода творчества. Именно поэтому подавляющее большинство подобных произведений создаются просто для забавы (или вообще ради шутки), редко доходя до «настоящей» публикации в серьёзном издательстве.

С другой стороны, первые произведения некоторых известных писателей-фантастов можно считать фанфиками. Среди них можно назвать имена Ника Перумова, Сергея Лукьяненко, Кирилла Еськова, Сергея Сухинова, Натальи Васильевой и Натальи Некрасовой. В отдельных случаях, произведения, начинаемые как фанфик, постепенно перерождаются в собственную авторскую вселенную, в свою очередь, порождающие «фанфикшен по фанфикшену». Примером подобного может служить фэн-вселенная Fallout: Equestria, изначально зародившаяся как полупародийное сочетание вселенных Fallout и Дружба – это чудо. В настоящее время, данная фэн-вселенная усилиями ряда авторов породила несколько десятков самостоятельных произведений, включая новеллы крупного объёма.  Тем не менее, сохраняющиеся проблемы с авторским правом, как правило, затрудняют публикацию даже такого «двойного» фанфикшена, иначе как для некоммерческого распространения.

По мере роста фанатских возможностей, вызванного общим техническим прогрессом, качественные фанфики постепенно перестают ограничивать себя рамками одного только литературного творчества. Известен, например, короткометражный фильм «Star Wars: Revelations», снятый Panic Struck Productions  на высоком техническом уровне по мотивам сюжета «Звёздных Войн» — это фанфильм.

Другим видом творчества фанов, напоминающим фэнфикшен, является фан-арт — рисование изображений по мотивам популярной живописи или мультипликации, создание новых художественных образов полюбившихся персонажей.

Но далеко не все фанфики такие, как правило, в форме каждого есть предупреждения.

Предупреждение, или «варнинг» (англ. warning) — предупреждения о содержании фанфика, если есть возможность возникновения по какой-либо причине неприятия у читателей (слеш, OOC, AU, нецензурная лексика и тому подобное).

Рейтинг (англ. rating) — неформальная система определений, принятая авторами фанфиков для того, чтобы дать читателю предварительное представление о том, чего ожидать, а также о том, насколько содержание фанфика или фан-арта пригодно для определенных возрастных групп. Рейтинги основанны на шкале американской киноассоциации. Система рейтингов и критерии их использования в разных сообществах могут несколько отличаться. Обычно используется следующая шкала (по возрастающей):

G (General) — фанфики, которые можно читать кому угодно.

PG (Parental Guidance) — можно читать с родительского разрешения детям до двенадцати лет.

PG-13 — могут читать с родительского разрешения дети старше тринадцати лет.

R (Restricted)  и NC-17 (No Children)  —нельзя читать детям.  Фанфики, которые я бы не кому не рекомендовала читать, присутствуют   насилие, нецензурная лексика  и т. п. Эквивалентен обозначению Х в кино.

Иногда встречаются обозначения PG-15 или NC-21 — они выпадают из принятого списка, значения по аналогии с PG-13 или NC-17, соответственно.

Литературные фанфики, как и любые другие литературные произведения могут быть представлены в виде рассказов, повестей, романов, стихов, пьес. Нельзя сказать, что есть какая-то общепринятая классификация фанфиков. Но фанфики делят на категории по разным признакам, например:

По наличию в сюжете любовной линии

По соответствию реалиям мира оригинала

По соответствию характера героев фанфика их характеру в оригинале

По способу создания

По соответствию общему определению

По наличию персонажей, придуманных автором фанфика

Жанры

Фанфики с любовной линией обычно делятся по так называемым «жанрам», видов которых довольно много. В принципе, деление весьма условно.

Общие:

Экшен, Экшн (Action) — фанфики с динамичным сюжетом, много действий, мало загадок и отношений героев.

Юмор (Humour) — юмористический фанфик.

Пародия (Parody) — пародия на оригинальное произведение.

Дарк или Даркфанфик (Dark, Darkfic) — рассказ с огромным количеством смертей и жестокостей.

Deathfic — фанфик, в котором один или несколько героев умирают.

POV (Point of view) — точка зрения, повествование от первого лица одного из героев.

Смарм (Smarm) — фанфик, в котором один персонаж дает понять, словом или делом, как важна для него дружба (без намека на романтические или сексуальные отношения) с другим персонажем.

TWT — в фанфике нарушена временная последовательность действия, много флешбеков.

 

Любовные:

Романтика (Romance) — фанфик о нежных и романтических отношениях. Как правило, имеет счастливый конец.

Драма (Drama) — романтическая история с печальным финалом.

Ангст (Angst) — это сильные переживания, физические, но чаще духовные страдания персонажа, в фанфике присутствуют депрессивные мотивы и какие-то драматические события.

Флафф (Fluff) — это тёплые, ничем не омраченные отношения между персонажами.

Hurt/comfort — фанфик, в котором один персонаж, так или иначе, страдает, а другой приходит ему или ей на помощь.

Established Relationship (ER) — установившиеся отношения между героями и т. д.

 

Размер (форма):

Макси (Max) — большой фанфик. Размер часто превышает средний роман. Примерно от 70 машинописных страниц.

Миди (Midi) — средний фанфик. Примерный размер: от 20 до 70 машинописных страниц.

Мини (Min) — маленький фанфик. Размер от одной машинописной страницы до 20.

Драббл (Drabble) — отрывок. Часто просто сцена, зарисовка, описание персонажа. Иногда под драбблом подразумевают короткую (в сто слов) историю, имеющую двойной подтекст и/или неожиданный конец.

Виньетка (Vignette) — очень короткая история, включающая в себя какую-то одну мысль (описание чувств, внутренний монолог, небольшое событие).

Фанфиклет (Ficlet) — короткий одночастный фанфик.

 

А также серии:

Дилогия (Ambilogy) — серия из двух фанфиков, как правило, два макси-фанфика.

Трилогия (Trilogy of novels) — серия из трёх фанфиков.

Сиквел (Sequel) — продолжение фанфика/рассказа и т. п.

Приквел — описание событий, которые случились с героями до событий другого фанфика.

 

В целом у меня сложилось впечатление, что  фанфик что-то вроде сценария к фильму, когда фильм поставлен по мотивам какого-то произведения, то режиссёр оставляет за собой право не переделку сюжета по своему усмотрению. Фанфики как раз напоминают такие сценарии.

«Нужно быть беспощадным к себе» — девиз К. Бальмонта

Ю.Н.Королев post on Август 20th, 2013
Posted in Литература и жизнь

Константи́н Дми́триевич Бальмо́нт  автор автобиографической прозы, мемуаров, филологических трактатов, историко-литературных исследований и критических эссе.

Его мать Вера Николаевна выступала в местной печати, устраивала литературные вечера, любительские спектакли, она оказала сильное влияние на мировоззрение будущего поэта, введя его в мир музыки, словесности, истории, первой научив постигать «красоту женской души». Читать будущий поэт научился самостоятельно в пять лет, подсматривая за матерью, которая обучала грамоте старшего брата. Именно от матери Бальмонт, как сам он писал, унаследовал «необузданность и страстность», весь свой «душевный строй». Надо сказать в  семье самой Веры Николаевны любили литературу и занимались ею профессионально. В статье про Евтушенко я тоже подчёркивала роль родителей. Это очень важно, вы когда-нибудь тоже станете родителями, и то каким вырастет  ребёнок будет во многом  зависеть от вас.

Итак, продолжим о Бальмонте, родился он   в деревне Гумнищи во Владимирской губернии. Об этом месте он писал: «…моими лучшими учителями в поэзии были — усадьба, сад, ручьи, болотные озерки, шелест листвы, бабочки, птицы и зори». Природа вдохновляла многих поэтов и писателей, если не сказать всех, это великая могучая сила, которой человек всё-таки не может противостоять, как бы он не старался её подчинить  себе. Она удивительна и прекрасна, возможно, именно поэтому она будит в каждом человеке возвышенные  чувства, такие как любовь к ближнему, сострадание. Которые находят выражение в  прозе и поэзии писателей. Надо сказать любимые стихотворения Константина Дмитриевича тоже о природе: “из всех стихов в мире я больше всего люблю „Горные вершины“ Лермонтова  (не Гёте, Лермонтова)».

Что касается обучения в Шуйской гимназии, сначала мальчик делал успехи, но вскоре ученье ему наскучило, и успеваемость снизилась, зато наступило время запойного чтения, причём французские и немецкие произведения он читал в подлиннике. Эту гимназию он позже называл «гнездом декадентства и капиталистов, чьи фабрики портили воздух и воду в реке». Из седьмого класса в 1884 году Бальмонт был исключён за принадлежность к нелегальному кружку, который состоял из гимназистов, заезжих студентов и учителей, а занимался тем, что печатал и распространял в Шуе прокламации исполнительного комитета партии «Народная воля».  Подоплёку этого своего раннего революционного настроя поэт впоследствии объяснял так: «…Я был счастлив, и мне хотелось, чтобы всем было так же хорошо. Мне казалось, что, если хорошо лишь мне и немногим, это безобразно»

Что касается другой гимназии в городе Владимире, в которую он был переведён усилиями матери: «Гимназию проклинаю всеми силами. Она надолго изуродовала мою нервную систему”. Подробно его детские и юношеские годы  описаны им в автобиографическом романе «Под новым серпом» (Берлин, 1923). В семнадцатилетнем возрасте Бальмонт испытал и первое литературное потрясение: роман «Братья Карамазовы», как вспоминал он позже, дал ему «больше, чем какая-либо книга в мире».

Когда учился на юридическом факультете Московского университета  был исключён, арестован и посажен на трое суток в Бутырскую тюрьму, а затем без суда выслан в Шую за участие в беспорядках (связанных с введением нового университетского устава, который студенты считали реакционным). Бальмонт до конца своей жизни считал себя революционером и бунтарём, мечтавшим «о воплощении человеческого счастья на земле». «…Я не смог себя принудить <заниматься юридическими науками>, зато жил истинно и напряженно жизнью своего сердца, а также пребывал в великом увлечении немецкой литературой», — писал он в 1911 году.

Интересно, что мы можем провести небольшую параллель с Гоголем, свой дебютный сборник 1890 г.  Бальмонт сжёг (почти весь небольшой тираж). Мы помним, что и Николай Васильевич поступил аналогично со своим “Гансом Кюхельгартеном”. Константин Дмитриевич не смог спокойно отнестись к тому, что сборник интереса не вызвал, близкие люди его не приняли, также как Гоголь не смог пережить критику своего произведения.

В марте 1890 года произошёл инцидент, наложивший отпечаток на всю последующую жизнь Бальмонта: он попытался покончить с собой, выбросился из окна третьего этажа, получил серьёзные переломы и провёл год в постели. Считалось, что толкнуло его на такой поступок отчаяние от семейного и финансового положения: женитьба рассорила Бальмонта с родителями и лишила финансовой поддержки, непосредственным же толчком явилась прочитанная незадолго до этого «Крейцерова соната». Год, проведённый в постели, как вспоминал сам поэт, оказался творчески весьма плодотворным и повлёк «небывалый расцвет умственного возбуждения и жизнерадостности». Именно в этот год он осознал себя поэтом, увидел собственное предназначение. В 1923 году в биографическом рассказе «Воздушный путь» он писал:

 

“В долгий год, когда я, лёжа в постели, уже не чаял, что я когда-нибудь встану, я научился от предутреннего чириканья воробьёв за окном и от лунных лучей, проходивших через окно в мою комнату, и от всех шагов, достигавших до моего слуха, великой сказке жизни, понял святую неприкосновенность жизни. И когда наконец я встал, душа моя стала вольной, как ветер в поле, никто уже более не был над нею властен, кроме творческой мечты, а творчество расцвело буйным цветом…”

К. Бальмонт. Воздушный путь (Берлин, 1923).

 

 

Он жил в нужде, месяцами «не знал, что такое быть сытым, и подходил к булочным, чтобы через стекло полюбоваться на калачи и хлебы». «Начало литературной деятельности было сопряжено со множеством мучений и неудач. В течение четырёх или пяти лет ни один журнал не хотел меня печатать. Первый сборник моих стихов… не имел, конечно, никакого успеха. Близкие люди своим отрицательным отношением значительно усилили тяжесть первых неудач». Под близкими он подразумевал и свою первую жену в том числе.

Зато 1890-е годы были для Бальмонта периодом активной творческой работы в самых разнообразных областях знаний. Поэт, обладавший феноменальной работоспособностью, осваивал «один за другим многие языки, упиваясь работой, как одержимый… прочитывал целые библиотеки книг, начиная с трактатов о любимой им испанской живописи и кончая исследованиями по китайскому языку и санскриту». Он увлечённо изучал историю России, книги по естественным наукам и народному творчеству.  Уже в зрелые годы, обращаясь к начинающим литераторам с наставлением, он писал, что дебютанту нужно «…уметь в весенний свой день сидеть над философской книгой и английским словарём, и испанской грамматикой, когда так хочется кататься на лодке и, может быть, можно с кем-то целоваться. Уметь прочесть и 100, и 300, и 3 000 книг, среди которых много-много скучных. Полюбить не только радость, но и боль. Молча лелеять в себе не только счастье, но и вонзающуюся в сердце тоску».

Несколько лет провёл за границей (опять мы видим сходство с биографией  Гоголя). На тот момент он уже был женат второй раз. Он посетил Францию, Голландию, Испанию, Италию, много времени проводя в библиотеках, совершенствуя знание языков. Весной 1897 года Бальмонт был приглашён в Англию для чтения лекций по русской поэзии в Оксфордском университете.

“У меня много новостей. И все хорошие. Мне «везёт». Мне пишется. Мне жить, жить, вечно жить хочется. Если бы Вы знали, сколько я написал стихов новых! Больше ста. Это было сумасшествие, сказка, новое. Издаю новую книгу, совсем не похожую на прежние. Она удивит многих. Я изменил своё понимание мира. Как ни смешно прозвучит моя фраза, я скажу: я понял мир. На многие годы, быть может, навсегда”. К. Бальмонт – поэтессе Л. Вилькиной.

Сборник «Горящие здания» (1900), занимающий центральное место в творческой биографии поэта, создавался большей частью в имении Поляковых «Баньки» Московского уезда; хозяин его был с большой теплотой упомянут в посвящении. «Нужно быть беспощадным к себе. Только тогда можно достичь чего-нибудь», — такими словами в предисловии к «Горящим зданиям» Бальмонт сформулировал свой девиз. Основную задачу книги автор определил как стремление к внутреннему освобождению и самопознанию. В 1901 году, отсылая сборник Л. Н.Толстому, поэт писал: «Эта книга — сплошной крик души разорванной, и, если хотите, убогой, уродливой. Но я не откажусь ни от одной её страницы и — пока — люблю уродство не меньше, чем гармонию». Благодаря сборнику «Горящие здания» Бальмонт приобрёл всероссийскую известность и стал одним из лидеров символизма, нового движения в русской литературе. «В течение десятилетия Бальмонт нераздельно царил над русской поэзией. Другие поэты или покорно следовали за ним, или, с большими усилиями, отстаивали свою самостоятельность от его подавляющего влияния», — писал его близкий друг В. Я. Брюсов.

Постепенно образ жизни Бальмонта во многом под влиянием С. Полякова стал меняться. Жизнь поэта в Москве проходила в усидчивых занятиях дома, чередовавшихся с бурными кутежами, когда встревоженная жена принималась разыскивать его по всему городу. При этом вдохновение не оставляло его. О дальнейшей же жизни поэта более подробно можно  узнать в литературном кружке, который проводится каждую среду в 15:00 на Кави Наджми ,18. 

Евгений Александрович Евтушенко.

Ю.Н.Королев post on Август 6th, 2013
Posted in Литература и жизнь

Родился 18 июля 1933 года в Сибири, на станции Зима Иркутской области. Отец — Гангнус Александр Рудольфович (1910-1976), геолог. Мать — Евтушенко Зинаида Ермолаевна (1910-2002), геолог, актриса, Заслуженный деятель культуры РСФСР. Супруга — Евтушенко Мария Владимировна (1961 г. рожд.), врач, филолог. Сыновья: Петр (1967 г. рожд.), художник; Александр (1979 г. рожд.), журналист, живет в Англии; Антон (1981 г. рожд.), живет в Англии; Евгений (1989 г. рожд.), учится в средней школе в США; Дмитрий (1990 г. рожд.), учится в средней школе в США.

Евгению Рейну, другу и, как многие считают, учителю Бродского, принадлежит постулат, датированный 1997 годом: «Россия – особая страна решительно во всех отношениях, даже под углом ее поэтического облика. Вот уже двести лет во все времена русскую поэзию представляет один великий поэт. Так было в восемнадцатом веке, в девятнадцатом и в нашем двадцатом. Только у этого поэта разные имена. И это неразрывная цепь. Вдумаемся в последовательность: Державин – Пушкин – Лермонтов – Некрасов – Блок – Маяковский – Ахматова – Евтушенко. Это – один-единственный Великий поэт с разными лицами. Такова поэтическая судьба России». Думается, что в отношении Евтушенко эта формула может быть безошибочно пролонгирована и на начало XXI столетия.

В Зиме прошли незабываемые детские годы Евгения Евтушенко. «Откуда родом я? Я с некой / сибирской станции Зима…» Этому городу посвящены одни из самых пронзительных его лирических стихотворений и многие главы ранних поэм.

Евтушенко с раннего детства считал и ощущал себя Поэтом. Это видно из его ранних стихов, впервые опубликованных в первом томе его Собрания сочинений в 8 томах. Совсем не умильные вирши, а талантливые пробы пера (или карандаша) 5-7-летнего ребенка. Его сочинительство и опыты поддерживаются родителями, а затем и школьными учителями, которые активно участвуют в развитии его способностей.

Поэт не раз с благодарностью вспоминает родителей, которые с ранних лет помогали ему через каждодневное общение, книги, знакомство и соприкосновение с искусством познать ценности окружающего мира, художественного наследия. «Отец часами мог рассказывать мне, еще несмышленому ребенку, и о падении Вавилона, и об испанской инквизиции, и о войне Алой и Белой роз, и о Вильгельме Оранском… Благодаря отцу я уже в 6 лет научился читать и писать, залпом читал без разбора Дюма, Флобера, Боккаччо, Сервантеса и Уэллса. В моей голове был невообразимый винегрет. Я жил в иллюзорном мире, не замечал никого и ничего вокруг…»

В последующие годы, несмотря на то, что у Александра Рудольфовича образовалась другая семья, он продолжал воспитание своего старшего сына поэзией. Так, осенью 1944 года они вместе ходили на вечер поэзии в МГУ, бывали и на других вечерах, слушая стихи Анны Ахматовой, Бориса Пастернака, Михаила Светлова, Александра Твардовского, Павла Антокольского и других поэтов.

Положительное влияние на формирование эстетических вкусов поэта, мастерство эстрадных выступлений и неподдельный интерес к театру и кино оказывала и сама вторая, артистическая, профессия мамы (солистка Московского театра имени К.С. Станиславского). В ее доме бывали артисты — и ставшие впоследствии знаменитостями, и скромные труженики мосэстрадовской сцены, которых так трогательно выписал спустя многие десятилетия поэт в одной из глав поэмы «Мама и нейтронная бомба».

Гостеприимство Зинаиды Ермолаевны распространялось не только на собственных друзей, но и на окружение молодого, вступающего в бурную творческую жизнь сына. Своими в доме были многие поэты — Евгений Винокуров, Владимир Соколов, Роберт Рождественский, Григорий Поженян, Михаил Луконин и другие, не говоря уже о Белле Ахмадулиной, первой жене поэта; прозаик Юрий Казаков, драматург Михаил Рощин, литературовед Владимир Барлас, студенты Литературного института, художники Юрий Васильев и Олег Целков, актеры Борис Моргунов и Евгений Урбанский…

Поэт рос и учился в Москве, посещал поэтическую студию Дома пионеров. Был студентом Литературного института, в 1957 году исключен за выступления в защиту романа В. Дудинцева «Не хлебом единым». Печататься начал в 16 лет. Первые публикации стихов в газете «Советский спорт» датированы 1949 годом. Принятый в Союз писателей СССР в 1952 году, стал самым молодым его членом.

Все знают его строки: «Поэт в России — больше, чем поэт. / В ней суждено поэтами рождаться / лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, / кому уюта нет, покоя нет». Из поэмы “Братская ГЭС”. А также :«Усердье в подозреньях не заслуга. / Слепой судья народу не слуга. / Страшнее, чем принять врага за друга, / принять поспешно друга за врага». Или: «И лезут в соколы ужи, / сменив, с учетом современности, / приспособленчество ко лжи / приспособленчеством ко смелости».

Он смелый человек, об этом говорят его безбоязненные поступки в поддержку преследуемых талантов. Таковы многочисленные телеграммы и письма протеста против суда над А. Синявским и Ю. Даниэлем, травли А. Солженицына, советской оккупации Чехословакии, правозащитные акции заступничества за репрессированных диссидентов — генерала П. Григоренко, писателей А. Марченко, З. Крахмальникову, Ф. Светова, поддержка Э. Неизвестного, И. Бродского, В. Войновича.

По частоте и протяженности не знают себе равных в писательской среде маршруты зарубежных поездок Е. Евтушенко. Он побывал на всех, кроме Антарктиды, континентах, пользуясь всеми видами транспорта — от комфортабельных лайнеров до индейских пирог — вдоль и поперек исколесил большинство стран.

Неудивительно, что именно его признали первым трибунным поэтом эстрады и телевидения, площадей и стадионов, да и сам он, не оспаривая этого, всегда горячо ратовал за права слова звучащего. «Поэзия, будь громкой или тихой, — / не будь тихоней лживой никогда!»

Он стал одним из тех первых энтузиастов, кто не просто принял идеи «перестройки», но деятельно способствовал их претворению в жизнь. Совместно с академиком А. Сахаровым, А. Адамовичем, Ю. Афанасьевым — как один из сопредседателей «Мемориала», первого массового движения российских демократов. Как общественный деятель, ставший вскоре народным депутатом СССР и возвысивший свой депутатский голос против цензуры и унизительной практики оформления зарубежных выездов, диктата КПСС, ее — от райкомов до ЦК — иерархии в кадровых вопросах и монополии государства на средства производства.

В стихи 1990-х годов вторгаются мотивы иронии и скепсиса, усталости и разочарования.

Сейчас о нём мы слышим меньше, это связано и с длительным пребыванием на преподавательской работе в США. Еще в 1982 году он предстал в качестве романиста, чей первый опыт — «Ягодные места» — вызвал разноречивые, от безоговорочной поддержки до резкого неприятия, отзывы и оценки. Второй роман — «Не умирай прежде смерти» (1993) с подзаголовком «Русская сказка» — при всей калейдоскопичности сюжетных линий, разнобойности населяющих его героев имеет своим направляющим стержнем драматичные ситуации «перестроечной» поры. Заметным явлением современной мемуарной прозы стала книга «Волчий паспорт» (М., 1998).

Итог более чем 20-летней не просто составительской, но исследовательской работы Евтушенко — издание на английском в США (1993) и русском (М.; Минск, 1995) языках антологии русской поэзии XX века «Строфы века», фундаментальный труд (более тысячи страниц, 875 персоналий!). Зарубежный интерес как  к ценному учебному пособию по университетским курсам истории русской литературы. Логическим продолжением «Строф века» станет еще более фундаментальный труд, завершаемый поэтом, — трехтомник «В начале было Слово». Это антология уже всей русской поэзии, с XI по XXI век, включая «Слово о полку Игореве» в новом «перекладе» на современный русский язык.

Евгений Евтушенко был редактором многих книг, составителем ряда больших и малых антологий, вел творческие вечера поэтов, составлял радио- и телепрограммы, организовывал грамзаписи, сам выступал с чтением стихов А. Блока, Н. Гумилева,

Всему творческому пути Евтушенко неотлучно сопутствовал отнюдь не любительский и вовсе не дилетантский интерес к кино. Видимое начало его кинотворчеству положили «поэма в прозе» «Я — Куба» (1963) и кинофильм М. Калатозова и С. Урусевского, снятый по этому сценарию. Благотворную роль творческого стимула наверняка сыграла в дальнейшем дружба с Феллини, близкое знакомство с другими мастерами мирового экрана, а также участие в фильме С. Кулиша «Взлет» (1979), где поэт снялся в главной роли К. Циолковского. (Желание сыграть Сирано де Бержерака в фильме Э. Рязанова не осуществилось: успешно пройдя пробы, Евтушенко решением Комитета кинематографии не был допущен к съемкам.) По собственному сценарию «Детский сад» он поставил одноименный кинофильм (1983), в котором выступил и как режиссер, и как актер. В том же триедином качестве сценариста, режиссера, актера выступил в фильме «Похороны Сталина» (1990).

Произведения Е. Евтушенко переведены более чем на 70 языков, они изданы во многих странах мира. Прозу Е. Евтушенко, кроме упомянутых выше романов, составляют две повести — «Пирл-Харбор» (1967) и «Ардабиола» (1981), а также несколько рассказов. Только в средствах массовой информации рассыпаны сотни, если не тысячи интервью, бесед, выступлений, откликов, писем (в том числе и с его подписью коллективных), ответов на вопросы всевозможных анкет и опросов, изложений речей и высказываний. Пять киносценариев и пьес для театра были опубликованы тоже только в периодике.Десятки произведений поэта стимулировали создание музыкальных произведений.

О жизни и творчестве Е. Евтушенко написано около десятка книг, не менее 300 общих работ, а количество статей и рецензий, посвященных отдельным сборникам и произведениям поэта, его поэтическим переводам, языку и стилю невозможно подчитать — оно огромно. Эти сведения при желании можно почерпнуть из опубликованных библиографий.

Евгений Евтушенко — почетный член Американской академии искусств, почетный член Академии изящных искусств в Малаге, действительный член Европейской академии искусств и наук, почетный профессор «Honoris Causa» Университета новой школы в Нью-Йорке и Королевского колледжа в Квинсе. За поэму «Мама и нейтронная бомба» удостоен Государственной премии СССР (1984). Лауреат премий имени Т. Табидзе (Грузия), Я. Райниса (Латвия), Фреджене-81, «Золотой лев» Венеции, Энтурия, премии города Триада (Италия), международной премии «Академии Симба» и других. Лауреат премии Академии российского телевидения «Тэфи» за лучшую просветительскую программу «Поэт в России — больше, чем поэт» (1998), премии имени Уолта Уитмена (США). Награжден орденами и медалями СССР, почетной медалью Советского фонда мира, американской медалью Свободы за деятельность по защите прав человека, специальным знаком за заслуги Йельского университета (1999). Широкий резонанс имел отказ от получения ордена Дружбы в знак протеста против войны в Чечне (1993). Роман «Не умирай прежде смерти» был признан лучшим иностранным романом 1995 года в Италии.

За литературные достижения в ноябре 2002 года Евгению Евтушенко присуждена интернациональная премия Aquila (Италия). В декабре того же года он награжден золотой медалью «Люмьеры» за выдающийся вклад в культуру ХХ века и популяризацию российского кино.

В мае 2003 года Е. Евтушенко награжден общественным орденом «Живая легенда» (Украина) и орденом Петра Великого, в июле 2003 года – грузинским «Орденом Чести». Отмечен Почетным знаком основателя Центра реабилитации детей в России (2003). Почетный гражданин города Зима (1992), а в Соединенных Штатах — Нью-Орлеана, Атланты, Оклахомы, Талсы, штата Висконсин.

А в 1994 году именем поэта  даже названа малая планета Солнечной системы, открытая 6 мая 1978 года в Крымской астрофизической обсерватории.

 

 

В хайку — суть японской культуры

Ю.Н.Королев post on Август 1st, 2013
Posted in Литература и жизнь

Известный переводчик японской поэзии Соколова-Делюсина   говорила: «В японском трёхстишии собрана вся суть японской культуры».

Ясунари Кавабата: «Слова в хокку одни и те же, но жизнь безостановочна, и, стало быть, одни и те же слова не могут быть одними и теми же словами. Не может одно и то же слово прозвучать дважды, как не может дважды омыть ваши ноги одна и та же река, как не может дважды повториться одна и та же весна. Иначе эти стихи не удовлетворяли бы столь взыскательному вкусу читателей стольких поколений, не волновали бы сердца наших современников».

Ха́йку – жанр  традиционной японской лирической поэзии вака , известный с XIV века. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название хокку, выделилась в XVI века; современное название было предложено в XIX веке поэтом Масаока Сики. Одним из самых известных представителей жанра был и до сих пор остаётся Мацуо Басё. В честь него даже поставлен памятник.

Структура и жанровые признаки хайку

Оригинальное японское хайку состоит из 17 слогов, составляющих один столбец иероглифов (впрочем, уже у Басё  встречаются отступления от нормы слогового состава). Особыми разделительными словами — кирэдзи (яп. «режущее слово») — текст хайку делится в отношении 12:5 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. При переводе хайку на западные языки  местам возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки и, таким образом, хайку записываются как трёхстишия.

В 1970-е гг. американский переводчик хайку Хироаки Сато  предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар  заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными.

Крайне редко встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5—7—5) остались в меньшинстве; по общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов. Современные хайку, написанные на европейских языках, обычно короче 17-ти слогов (особенно англоязычные), тогда как русские хайку могут быть даже длиннее.

В классическом хайку центральное место занимает природный образ, явно или неявно соотнесённый с жизнью человека. При этом в тексте должно быть указание на время года — для этого в качестве обязательного элемента используется киго — «сезонное слово».  Хайку пишут только в настоящем времени: автор записывает свои непосредственные впечатления от только что увиденного или услышанного. Традиционное хайку не имеет названия и не пользуется привычными для западной поэзии выразительными средствами (в частности, рифмой), однако использует ряд специфических приёмов, выработанных японской национальной традицией (например, какэкотоба ). Искусство написания хайку — это умение в трех строках описать момент. В маленьком стихотворении каждое слово, каждый образ важны, они приобретают особую весомость, значимость. Сказать много, используя лишь немного слов, — главный принцип хайку.

В сборниках хайку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

История хайку в Японии

Слово «хокку» (с яп.  «начальная строфа») первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга  («нанизывание строф») — или первую строфу танка. С начала периода Эдо (XVII века) хокку стали существовать и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Сики  в конце XIX века  для различения этих форм.

Хайку демократизировала японскую поэзию, освободив поэтическое творчество от свода правил и влияния героического и придворного эпоса. Поскольку хайку были новым явлением, не было ещё никаких канонических школ, и авторы хайку были намного свободнее в своём творческом поиске, чем поэты, писавшие пятистишия. Хайку привлекла в поэзию образованных, как бы «спустив» творчество вниз по социальной лестнице, сделав его доступным тем, кто не входил в высшее сословие. Это была настоящая демократическая революция в искусстве.

В своём становлении хайку прошла несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ  (1465 - 1549) и Ямадзаки Сокан  (1465- 1553) представляли себе ее как миниатюру чисто комического жанра. Заслуга превращения хайку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё  (1644- 1694).

С именем поэта и художника Ёса Бусона  (1716—1783) связано расширение тематики хайку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэндрю (яп. сэнрю по фамилии популяризатора жанра). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяси Исса  ввел в хайку социальные мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Сики  приложил к хайку заимствованный из живописи метод сясэй (С ЯП.  «зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Сегодня хайку продолжает быть популярным жанром поэзии. В дни празднования Нового года в Японии для привлечения удачи сочиняются хайку, посвящённые первому снегу в новом году или первому сну. Высока популярность образовательных телевизионных программ NHK о хайку.

Мацуо Басё

карээда ни карасу но томарикэри аки но курэ

На голой ветке / ворон сидит одиноко. / Осенний вечер. (В. Маркова)

 

Мукаи Кёрай

касуми угокану хиру но нэмутаса

Не зыблется лёгкая дымка… / Сон затуманил глаза (В. Маркова)

 

Нисияма Соин

нагаму то тэ хана ни мо итаси куби но хонэ

Всё глазел на них, / сакуры цветы, пока / шею не свело (Д. Смирнов)

Знаменитые авторы хайку: Мацуо Басё, Камидзима Оницура, Ёса Бусон,  Кобаяси Исса, Масаока Сики,  Такахама Кёси, Сайто Мокити, Танэда Сантока,  Накамура Кусатао,  Кага-но Тиё, Дзюсин Такаянаги, Тота Канэко.

Цураюки: «Люди, что живут в этом мире, опутаны густой зарослью мирских дел; и всё, что лежит у них на сердце, — всё это высказывают они в связи с тем, что они слышат и что они видят»

Сёё: «Это та правда, которую можно увидеть и услышать».

Хуан Рамос Хименес: «Чем же нас так привлекает это бессмертное искусство слагать стихи из нескольких строк, дошедшее к нам из глубины веков, эта магия немногословности: простотой слова, концентрацией мысли, глубиной воображения или своей душой?»

В наши дни появляется всё больше забавных и юмористических псевдохайку. Например, героиня детского аниме-сериала «Дэко боко фурэндзу»  Фудзи Обаба  любит и пишет «хайку». Авторы псевдохайку используют форму 5-7-5, наполняя ее далеким от стандартов хайку содержанием.

Существуют такие разновидности как танка, рэнга, сэнрю, хайдзин, синквейн. А также советую вам почитать хайку русских авторов и  палиндромные хокку Айдына Ханмагомедова.